#Сильный. Андрей Рыбак: Мне говорили “мальчики не плачут”, а как реагировать по-другому – никто не объяснял

Телеканал СТБ в партнерстве с отделом устойчивого развития StarLightMedia продолжают кампанию против гендерно обусловленных стереотипов. Диджитальный проект #СильнаЯ, начатый “Холостячкой”, теперь подхватили “Холостяк” и #Сильный, в центре внимания которого – откровенный разговор об “идеальном мужчине”. Кроме Никиты Добрынина, одним из 14 героев кампании стал радиоведущий, комик и автор юмористических проектов Андрей Рыбак.

Андрей едва ли не единственный из участников романтического реалити “Холостячка”, который не побоялся обнажить свои чувства, дать волю эмоциям и слезам перед всей страной. Своим примером он разрушает распространенный стереотип “настоящие мужчины не плачут” (по статистике, 67% украинцев придерживаются мнения, что мужчинам плакать недопустимо).

В откровенном интервью Андрей Рыбак рассказал об отношениях с родителями, почему в детстве стеснялся слез и пытался стать улучшенной версией себя, с какими стереотипными суждениями сталкивается в жизни, и поделился своим видением “сильного мужчины”.

андрей рыбак инстаграм

О детстве и родителях

У меня было обычное детство. Ходил в школу, учил уроки, прятал от родителей дневник, летом проводил время у дедушек с бабушками, общался со сверстниками. Все, как у всех. Если разобраться, меня больше воспитывали мама с бабушкой, и основные жизненные ценности привили именно они. Папа тоже занимался моим воспитанием, но, наверное, из-за своих дел, переживаний, проблем, которые на него свалились, он не очень понимал, что нужно больше времени и внимания уделять мне. Приходя домой, папа формально интересовался, как у меня дела. Иногда даже спрашивал, в каком я классе. Это было в шутку, но, думаю, он действительно не помнил. Однажды он сказал мне: “Я думал, если тебе что-то будет нужно, ты меня спросишь”. А я, наоборот, считал, что мне это должны рассказать. Поэтому так и получалось, что мы были друг от друга немного отдалены. Я больше общался с мамой. Она много внимания уделяла как моему обучению, так и воспитанию. Но о своих эмоциональных переживаниях, отношениях с девочками, сексуальном образовании разговоров с родителями не было. Наверное, они стеснялись. Не хотели ставить меня в неловкое положение. И я держал это в себе. Родители ждали от меня серьезных вопросов, а я ‒ от них советов. Поэтому в конце концов начал сам искать ответы в своем окружении.

андрей рыбак холостячка инстаграм

Лучшая версия самого себя

Мои родители очень много ссорились. Почти постоянно. Или же вообще не общались друг с другом. Не скажу, что я думал, что они ссорятся из-за меня, хотя и были ситуации, когда родители меня обсуждали во время своих ссор. Они, наверное, думали, что я не слышу. Но я все слышал, мне было не по себе, и я чувствовал стыд. Поэтому, когда папа возвращался домой, я старался не привлекать к себе внимание. Мне казалось, если я сейчас что-то скажу, то начнется диалог, подключится мама – и родители снова начнут ссориться. А если тихонько посижу, то все обойдется. Также думал, если я лучше буду учиться, буду послушным идеальным сыном, это изменит ситуацию. Но не срабатывало. У родителей были на то свои причины, конечно, но тогда мне казалось, что так происходит во всех семьях.
Повзрослев, я понял, что бывает и по-другому. Но тогда, в детстве, я имел довольно размытое представление об отношениях мужчины и женщины. Для меня пример родителей был семейной моделью. И я очень удивлялся, когда приходил в гости к своему сверстнику и видел, что его родители общаются совершенно иначе. Они обсуждали бытовые вопросы, шутили. Тогда мне их поведение казалось наигранным. Будто они специально показывают для меня такое представление. Но оказалось, что они не делали вид, у них в семье в самом деле были такие отношения.

Позже ‒ в старшей школе, в университете ‒ я пытался быть лучшим, чтобы всем нравиться. Я очень старался вести себя так, как, я считал, от меня ожидают. Не так, как я хотел. А именно так, как от меня ожидают. Пытался быть веселым, крутым, всем помогать. Это никогда не срабатывало на сто процентов. Всегда находились люди, которые критиковали и ставили мою модель поведения под сомнение. Наверное, тогда у меня и появились комплексы, которые позже передались и в профессиональную деятельность, когда я начал думать, что у меня несмешные шутки и все, что я делаю, не находит отклика у людей. Конечно, это откликалось с детства.

андрей рыбак мишина

“Слезы – не для мужчин”

В школе я часто плакал из-за оценок и каких-то проблем. Помню, бегал на физкультуре в новых спортивных штанах и разодрал их. Плакал не потому, что мне жаль вещь, а из-за того, что дома наругают родители. “Мальчики не плачут”, ‒ мне, конечно, говорили. Но почему я заплакал, мы не обсуждали. Мне говорили: “Не плачь”. Хорошо. Почему не плачь? Вот сейчас не плачь. А почему сейчас не плачь? А когда можно? Можно ли вообще? Как тогда по-другому реагировать, никто не объяснял. Я сам делал выводы. Наверное, тогда я в себе заложил информацию, что все эмоции, которые у тебя вырываются и ты не можешь их контролировать, стыдят тебя перед людьми. Зачем другим знать, что меня беспокоит? Мои эмоции сейчас неуместны. Зачем рассказывать маме, что мне нравится какая-то девочка? Она меня сейчас пристыдит: “Андрей, какие девочки? Надо уроки учить”.
Вот так это началось с родителями, а дальше все накладывалось одно на второе. И в общении с другими людьми я делал так же. Мне не хотелось ставить людей в неловкое положение своими эмоциями. Я бы чувствовал, что таким образом напрягаю людей. А на самом деле я занижал свои эмоции для себя и для окружающих, стеснялся того, что я чувствую.

Сейчас я не держу свои эмоции в себе. Я проработал свои комплексы с психологом и на многие вещи из своего детства смотрю другими глазами. Сегодня я не держу обид на родителей и понимаю, что становиться лучшей версией себя нужно только для себя, а не для того, чтобы нравиться всем.

Поэтому на проекте “Холостячка” мне было эмоционально легче озвучивать свои недовольства и мысли. Если что-то не нравилось, например, жизнь в палатках, я об этом говорил. Понятно, что никто бы меня не увез в гостиницу. Но проговаривая то, что меня беспокоит, мне легче было справляться с проблемами. Но и здесь нашлись люди, которым мое поведение не понравилось. Мне стали писать: “Мужчина не должен говорить, что ему что-то не нравится, нужно сдерживать свои эмоции”. Откуда взялся этот стереотип, что настоящий мужчина не может быть недовольным, если ему что-то не нравится?

андрей рыбак холостячка

Сильный мужчина

Мне кажется, максимально сильным мужчина становится тогда, когда он может признаться в своих слабостях. Конечно, если ты вообще ничего не умеешь, наверное, есть проблема и надо чему-то поучиться. Но ничего плохого нет в том, если человек, например, не умеет менять кран, колесо в машине, штукатурить стену или поднимать 100 кг железа в зале. От того он не становится меньше мужчиной. Но почему-то в сознании многих людей настоящий мужчина – это некая глыба, которая не должна ничего чувствовать, однако должна уметь все. А если ты от чего-то откажешься, значит, боишься. Значит, ты не настоящий мужчина. Еще 2‒3 года назад я бы никогда не признался, что не умею делать того, о чем меня попросили, – я бы придумал что-то, почему не могу сделать этого именно сейчас. Но сегодня я честно отвечаю: “Я не умею этого делать”. И это нормально.

О стереотипах

Мне постоянно прилетают какие-то комментарии. “Почему у тебя такие уши?”, “Почему ты не делаешь операцию?”, “Почему ты так широко смеешься ‒ у тебя некрасивые зубы”. Не хочу никого обидеть, но когда ты заходишь на профиль женщины, которая тебе пишет очень негативные вещи, и видишь маму двух замечательных детишек – это вопрос. Я знаю многих людей, которые не выдерживают подобного давления социума. Если после проектов #Сильный и #СильнаЯ люди задумаются, стоит ли навешивать на других стереотипные суждения, нам всем станет лучше жить. И именно публичные люди должны поднимать эту тему на обсуждение.

Смотрите полную версию откровенного интервью Андрея Рыбака по ссылкам:

Напомним, #Сильный – это откровенный разговор о методах воспитания, через которые пришлось пройти героям кампании в раннем детстве, о распределении ролей в семье и праве на открытое проявление эмоций. О том, становится ли мужчина менее мужественным, принимая решение остаться в декрете с ребенком, обратиться за помощью к психологу, поддержать карьеру второй половинки или выбрать профессию, которую общество считает “не мужской”. Многие из героев кампании впервые заговорят на эти темы публично ‒ чтобы помочь в преодолении стереотипов о мужчинах и чтобы поддержать женщин, которые идут к своей цели, несмотря на давление общественных предрассудков.

Также читайте советы Алексея Тригубенко о том, как начать бизнес с нуля.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять